среда, 23 ноября 2016 г.

Негативные меркурианские типы. Авессалом Подводный

 Авессалом Подводный
Неутомимый исследователь  занят поиском неизвестных закономерностей, законов и структур на эмпирическом материале, но находится при этом в узкой парадигме, исключающей возможность их обнаружения. Иногда ему мешает узость его представлений и ограниченность языка, иногда — осознанные или неосознанные априорные предположения, принципиально закрывающие возможность успеха. В современной науке Неутомимому Исследователю предлагается ни с чем не сравнимый инструмент — теория вероятностей и математическая статистика, чье создание, а главное — постоянное злоупотребление на практике было вдохновлено несомненно самим дьяволом. 


Характерным результатом поисков Неутомимого Исследователя является некоторый суррогат истины — объект, напоминающий яблоко, но на вкус совершенная вата — при том, что сама проблема может ставиться им очень интересно. Однако сложные объяснения, которые ничего толком не объясняют — бич современности, возложившей все свои надежды на ментальные и особенно математические модели.
Не следует думать, что Неутомимый Исследователь просто неудачник. В действительности готовые к проявлению в тонком плане законы и структуры призывают и снабжают меркурианской энергией людей, которые должны заниматься оформлением их к виду, удобному и понятному социуму, а Неутомимый Исследователь растрачивает ее попусту, чем не только "закрывает" простые и удобные законы, которые могли бы эффективно решить многие актуальные проблемы, но и препятствует упорядочению и эволюции тонкого мира.

Суровый начальник  тратит отпущенную ему меркуриальную энергию на создание примитивных законов и жестких структур, им соответствующих, чем варварски искажает и разрушает подчиненную ему реальность. Основная идея Сурового Начальника заключается в том, что он "знает как надо" и сумеет всем это на деле продемонстрировать. Правда, получается обычно не совсем то, что он имел в виду, поскольку налагаемые им на реальность законы чаще всего вступают в резкое противоречие с уже имеющимися в ней, так что ее эволюционный уровень в результате резко падает, что выражается, например, в том, что ему приходится неуклонно ужесточать репрессии за непослушание — но и это помогает плохо.
Если у Сурового Начальника есть сильная меркуриальная инвольтация от эгрегора, он может-таки навести свой порядок вопреки сопротивлению реальности и изрядно ее потоптав. Однако затем ему или его последователям придется иметь дело с системой, существенно понизившей свой эволюционный уровень или, по крайней мере, очень склонной к такому понижению. Паразитизм Сурового Начальника выражается в профанации меркуриального потока — его высшие вибрации, так необходимые управляемой системе, до нее не доходят, а потребляются лично Начальником и стоящим за ним жестким эгрегором.
Не нужно думать, что описанный сюжет действует лишь в социальных ситуациях — то же самое часто происходит и во внутреннем мире человека, когда он в одночасье решает навести порядок в той или иной области собственной жизни, толком не разобравшись, какие законы и структуры там, хотя бы и неявно, уже имеются.

Ловкий организатор  по роду своей деятельности в чем-то похож на Неутомимого Исследователя, но занят несколько иными проектами. Если Исследователя призывает к себе проявляющийся закон, то Организатор влеком ароматом материализующейся структуры — точнее, ощущением меркуриального энергетического потока, создающего новую структуру. Учуяв такой источник, Ловкий Организатор мигом подлетает к нему и вопрошает: "Скажите, а старшой вам не нужен? Непьющий и со связями", — и если ему повезет, становится в позицию, позволяющую ему контролировать энергетический поток, и в первую очередь устраивает от него ответвление в собственный карман. Что именно организует он в результате, каковы будут порождаемые им структуры, кому фактически они окажутся удобными и какова дальнейшая судьба Ловкого Организатора, читатель на основе личного опыта может вообразить сам.

Бюрократ  — это, вероятно, наиболее известный тип меркуриальных паразитов, характерный для систем, управляемых жесткими законами и структурами. Бюрократ занимается проведением жесткого закона в реальность, плохо для него приспособленную, накладывает на нее структуры, для нее гибельные и питается как энергией своего меркуриального потока, так и энергией распада уничтожаемых им структур.
Отличие Бюрократа от Ловкого Организатора принципиальное: роль первого лишена творческого начала, он выступает как паразит по отношению к той самой структуре, частью которой является и кровно заинтересован в ее сохранении, защищая от перемен как сверху (со стороны начальства), так и снизу (попытки сопротивления среды).

Нарушитель владений  — меркуриальный паразит, в некотором роде противоположный Бюрократу. Его специализация — питание меркуриальной энергией, упорядочивающей чужую жизнь. Они бывают двух видов — мягкие и жесткие; первую категорию можно назвать Прилипалами, вторую — Взломщиками.

Прилипала норовит присосаться к вашему меркурианскому каналу и использовать его энергию в личных целях, но не слишком вразрез с вашими планами; его действия идут под лозунгом: "Разве тебе трудно заодно…" Например, вы говорите, что в обеденный перерыв собираетесь выйти за сигаретами, а сотрудница-Прилипала как ни в чем не бывало бросает вслед: "Ты уж заодно забеги в магазинчик напротив и купи мне полкило масла, два десятка яичек и пару пакетов кефира." В том же стиле могут звучать просьбы по пути подбросить на машине (подумаешь — крюк в два десятка километров), захватить с собой на уик-энд ("я нисколько не помешаю") и т. п.

Взломщик ведет себя совершенно по-другому. Его любимый прием — без звонка завалиться к вам в гости на ночь глядя или в разгар ваших занятий и заставить себя развлекать или срочно решать свои проблемы, начисто игнорируя ваши дела и ритм жизни. Он как будто наслаждается вашим смятением — и действительно, разорвав канал вашей меркуриальной поддержки, он быстро к нему присасывается и через некоторое время довольный уходит, оставив вместо вашего расписания руины. И опять автор подчеркивает, что Нарушители Владений — отнюдь не только внешние фигуры: во внутреннем мире они бывают представлены ничуть не менее выразительно.